456625, г. Копейск, ул. Жданова, д. 29

Тел.: 8 (35139) 3-50-86, E-mail: kopeysk-cgb@mail.ru

Новости

Интервью с поэтом: Вера Калмыкова

9 мая 06:33

Интервью с поэтом: Вера Калмыкова Краткая биографическая справка:
Вера Александровна Калмыкова родилась 9 мая 1945 года в Курганской области. С пяти лет проживает в Копейске. Здесь училась в школе №42, техникуме легкой промышленности. Трудовая жизнь: работала на швейной фабрике 3,5 года, 31 год на заводе «Пластмасс» старшим контролером на производстве стиральных машин. В 90-е годы: швеей-надомницей, уборщицей в школе и на заводе, дворником, сторожем. Стихи писала с подросткового возраста, но с большими перерывами. Печаталась в газете «Копейский рабочий», копейских сборниках: «Только шаг от света и до тени», 2005г, «Копейск литературный», 2007г., «О войне придумывать не надо», 2010г., «Свет Уголька», 2012г., «В книжной памяти мгновения войны», 2015г., «Литературный перекресток» с первого по пятый выпуски. Увлечения разнообразные: музыка, чтение, рукоделие, посещение выставок и многое другое.
 
Вера Александровна, день вашего рождения совпал с Днём Победы. Сегодня у вас, как и у великой Победы, юбилей –75 лет, наши огромные поздравления! Скажите, это как-то повлияло на вашу жизнь?
В.А. Я родилась слабым ребенком, врач вынес матери приговор: жить не будет, готовьтесь к похоронам. А медсестре добавил: «У нас на восьмое число нет ни одного младенца, запиши этого ребенка, ему все равно». Вот и получается, что по паспорту у меня день рождения – 8 мая, а по факту – девятого. Несмотря на приговор врача, я выжила, и даже вот дожила до семидесяти пяти (улыбается). Вообще по жизни я человек упрямый, несмотря на трудности, иду до победного конца. Так вот как, по-вашему, повлияла эта дата или нет? (смеётся)

В такой знаменательный день мы не можем не затронуть тему войны, расскажите немного о вашей семье, о родных, возможно, кому-то из них довелось побывать на фронте?
В.А. Да, война не обошла нашу семью, на фронте побывали три маминых брата, а также мой отец. С войны вернулись все, видно, родились в рубашке. Хотя с другой стороны, каждый из них получил серьезное ранение. Дядю Егора ранило в грудь, до конца жизни он испытывал мучительные боли. Младший брат Владимир убежал на фронт в семнадцать лет, вернулся домой через два года, но уже без ноги. На войне-то их ангелы хранили, а дома пожить довелось мало, почти все они умерли рано.

Вы бесконечно творческий человек, в том числе пишущий, а с чего начался ваш творческий путь?
В.А. Стихотворения я пишу с тринадцати лет. Когда исполнилось восемнадцать, подумала, нечего писать в стол, пора узнать, стоит ли продолжать или у меня нет искры божьей. Выбрала лучшие стихи и отправила в редакцию «Копейский рабочий». Ответил мне член Союза писателей, именитый копейский поэт, фамилию называть не буду. Он написал: «В ваших стихотворениях что-то есть, чего-то нет, надо встретиться и обсудить лично». Назначил встречу в редакции, тогда она находилась на улице Ленина,20. Назначено было на шесть вечера, без пяти я стояла у двери. Постучалась. Голос за дверью произнес: «Входите». Когда я вошла, то моему удивлению не было придела. Напротив меня сидел мужчина, ноги по-американски на столе. Я поздоровалась, он – нет. Это сразу оттолкнуло. Я объяснила, зачем пришла, он ответил, что сейчас поговорить не получится, мол, конец рабочего дня. Зато позвал  в ресторан. Я представила, как это обсуждать в ресторане, когда тут музыка играет, здесь ложками бренчат… В общем, впечатление у меня этот товарищ вызвал самое неприятное. Тогда я взяла и демонстративно порвала тетрадку со своими стихами, бросила ее в урну и ушла по-английски, не прощаясь. После этого случая не писала двадцать с лишним лет. Вернулась к стихотворениям, когда мне было уже под пятьдесят. Поспособствовала этому психолог, которая убедила записывать свои переживания на бумагу.

Вот как интересно получается, один случайный человек напрочь отбил охоту писать, а другой наоборот привел к творчеству… А первое свое стихотворение помните?

В.А. Нет, к сожалению. Помню только, что на выпускном вечере мы пели классом «Школьный вальс», моего сочинения. Текст, увы, не сохранился.

Вот уже на протяжении многих лет вы являетесь членом копейского литературного объединения «Уголёк». А как вы там оказались? Целенаправленно пришли?
В.А. Попала я в «Уголёк» совершенно случайно. Пришла на хатха-йогу, занятия проходили в библиотеке, а оказалась на литературном заседании. Ошиблась днем, как выяснилось. Вошла в зал, смотрю людей много, да не те. Спросила, что здесь происходит, ответили, что литературное объединение. Я говорю: «А можно я посижу, послушаю?» Мне не отказали. Руководитель Александр Андреевич Бурьянов спросил, может, я сама что-то пишу, я прочитала одно из своих стихотворений. Он послушал, сказал, что есть интересные рифмы, и если хочу развиваться в этом направлении, нужно работать. С тех пор я стала посещать «Уголёк». Правда, поначалу стеснялась, думала, там все люди с высшим образованием, с литературными институтами, а я госпожа поломойка (подрабатывала тогда в школе уборщицей), но зря переживала, спорила я с ними на равных (смеётся).

Расскажите немного про Александра Андреевича Бурьянова, многие до сих пор с теплотой отзываются о нем, как о руководителе, каким вы его запомнили?
В.А. Мне повезло, что на тот момент руководителем был именно А.А. Бурьянов. Замечательный человек! Как он мог всех настроить! Тактичный, всегда готовый оказать помощь, всегда подскажет, что не так, над чем нужно поработать. Помню, со мной в одно время пришел один автор, железнодорожник. Говорит, пишу датские стихи. Александр Андреевич спрашивает, вы, что знаете датский язык? А он, да нет, я пишу стихи к датам. И как зарядил читать, не остановить. Тогда Бурьянов ему вежливо дал понять, что есть регламент и что другие авторы тоже должны высказаться.

Ваши стихотворения, по большому счету, о чем они?
В.А. В 90-е писала частушки, стихи на злобу дня, что называется. Помню, на заводе, где работала старшим контролером, принимала участие в выпуске цеховой стенгазеты. Один случай помню. Зима, холодина, ворота толком не закрывались. Мы обратились к начальнику цеха с просьбой утеплить помещение. На что он нам ответил: «Не переживайте, скоро весна!» Ну, я и выдала очередной памфлет: «Мороз и солнце, день чудесный, ну что ты ноешь друг прелестный…» и так далее в таком духе. Меня тут же вызвали к начальнице. Но ничего, обошлось, все цеховые за меня заступились. А вот начальник с тех пор прозвал меня Ахмадулиной, чем я не могла не гордиться.

Вам частушки пропою,
Как сегодня я живу.
Пусть нескладные они,
Да зато про наши дни.
              * * *
Я с базара притащила
На салатик овощей,
При «застое» я б купила
Целых восемь «Жигулей!»
              * * *
Раньше ездила на юг,
А теперь уже каюк!
Счет в сбербанке чуть не нуль.
Съездить хоть бы в Чебаркуль.
 
Гражданская тематика, памфлеты, частушки, ну и лирических у вас много стихотворений, не так ли?

В.А. А как же! Лирика, любовь, как без этого? (улыбается) Хотите, прочту одно из своих поздних стихотворений о любви? 

Конечно!
 
В.А. Меня частенько просят его прочитать (смеется):
Мне прогулы ставят на кладбище,
А я все не могу угомониться…
Май и соловей на ветке свищет,
А бабку угораздило влюбиться...

Что делать с той любовью? Вот беда!
 Моя душа поет, как молодушка,
 А он и не узнает никогда,
Что сохнет по нему одна старушка!
 
Известно, что вы также пишете прозу. И уже есть цикл рассказов под названием «Как аукнется, так и откликнется». Как появились эти рассказы?

В.А. Ну, вообще-то я не задумывала как цикл, просто вспомнилось что-то из жизни, записала.

Так о чем эти рассказы, хотя из названия понятно, и все же:
 
В.А. Эти рассказы в основном о том, что не поступай с другими так, как не хочешь, чтобы с тобой поступали. Иначе – соблюдай правило бумеранга.

А как вы сами оцениваете свое творчество?

В.А. Можно было бы писать и получше (смеется). Радует, что есть те, кому нравятся мои стихотворения, рассказы, что пишу с юмором, легко и понятно. Это, конечно, греет душу.
 
Ваш любимый поэт?

В.А. Поэтов много: Сергей Есенин, Эдуард Асадов, Юлия Друнина, Уолт Уитмен, Пьер-Жан Беранже, всех не перечислишь.

А есть ли копейские поэты, чье творчество вам особо близко?

В.А. Из копейских авторов, пожалуй, назову четверых: Александр Бурьянов, Василий Бельков, Юрий Кищенко, Евгений Цыдыпов. Их стихотворения жизненные, трогают душу.

Творчество - это хобби или нечто большее?

В.А. Конечно большее. Это радость души!

Помимо стихотворений и рассказов вы увлекаетесь рукоделием, расскажите немного об этом?
 
В.А. Началось с того, что у меня заболели руки (артрит), даже не могла картошку чистить. А в библиотеке как раз открылся клуб «Волшебная игла». Я написала им напутственное стихотворение, а они в свою очередь пригласили меня к ним заниматься. В детстве я очень любила вышивать, особенно гладью, подумала, почему нет? И вот надо сказать, что не зря занялась рукоделием, эти занятия очень мне помогли. Постепенно-постепенно руки начали слушаться.

Так получается, что библиотека в ваших творческих начинаниях играет существенную роль.
 
В.А. Да, библиотеке отдельное спасибо! Культурный центр нашего города! Дает возможность проявлять себя и дарить творчество другим. Благодаря библиотеке я участвую в конкурсах, выставках, «Квартирниках». Это украшает мою жизнь, дает стимул, пусть даже мои работы не шедевры. Есть такое стихотворение у Марины Цветаевой, которое вдохновляет:

Не запрещай себе творить,
Пусть иногда выходит криво –
Твои нелепые мотивы
Никто не в силах повторить.

Ваш девиз по жизни?

В.А. На этот счет у меня даже стихотворение имеется:

Утверждают, что жизнь полосата:
Полоса то черна, то бела,
Я же выбрала себе девиз когда-то:
Чтобы жизнь не зеброю, а радугой была.
 
Что мешает жить, а что помогает?
В.А. По жизни мне сильно мешал маленький рост. В пятнадцать лет мой рост составлял один метр восемнадцать сантиметров. Мать возила меня с этой проблемой в Челябинск в областную больницу, но там ничем помочь не смогли. Узнали, что в Днепропетровске в то время проводили подсадку гипофиза, и меня направили туда на операцию. Благодаря этой операции я выросла больше чем на двадцать сантиметров. Все-таки не метр восемнадцать! И все же несмотря ни на что я старалась и стараюсь ко всему относиться с юмором, это то, что помогает. Ну, еще пионерская закалка, нас учили не сдаваться, не унывать. Сейчас, если встречаю кого из ровесников, и они начинают жаловаться на болячки, говорю: «Не будем о плохом!» И рассказываю такой анекдот:

«Встречаются два старика, один стал сетовать на старость.
Другой говорит:
– Не знаю, я такой же, как и много лет назад.
– Как это? – спрашивает его товарищ.
– Вон видишь огромный камень? Я его, что в молодости не мог поднять, что сейчас…»

Есть ли у вас мечта?
В.А. Мечта, да есть. Во-первых, хочется освоить в рукоделии японскую технику кинусайгу. Ее суть заключается в составлении изображений из лоскутков ткани. Во-вторых, освоить энкаустику – это рисование красками, замешанными на воске, который нагревается.  Объемную вышивку хотелось бы освоить. Ну, и главная мечта, пожалуй, еще пожить на свете, чтобы увидеть, как вырастут внуки!
 
Ну и напоследок ваш совет, пожелание начинающим авторам?
В.А. Не останавливаться на достигнутом, воспринимать замечания товарищей по перу.